Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

ИНТЕРВЬЮ С АНАСТАСИЕЙ ЗАЙЦЕВОЙ, АВТОРОМ ПРОЕКТА ДЛЯ ПУТЕШЕСТВИЙ TRAPP



Десятки тысяч приложений появляются в магазинах приложений каждый день, тысячи из них – стартапы, которые будут скачаны только один раз друзьями и знакомыми создателей. Найти свободную нишу на этом рынке непросто. Что касается тревел-приложений, выбор кажется сомнительным: поводов вернуться к такому продукту мало, возникают они нечасто, а в России с путешествиями особенно грустно – еще в 2014 году «Левада-центр» выяснил, что 82% россиян не имеют загранпаспорта, а 60% никогда не отдыхали за границей. К сожалению, к 2016 цифры не изменились. В апреле на Бумстартере стартовал проект по сбору средств на создание приложения для путешественников TRAPP. Зачем миру еще одно приложение про путешествия рассказывает выпускник курса «Vector&Samsung», автор проекта TRAPP – Анастасия Зайцева

Анастасия Зайцева

Автор фото: Люба Козорезова / Институт Стрелка

Что это за приложение такое?

Представьте себе, что вы отправляетесь в путешествие с другом, и он делает для вас маршрут. Не пачку советов с форумов, а конкретный план, который позволит вам получить уникальный опыт и впечатления. Это уже не тур – это ваше личное приключение!

TRAPP – это не агрегатор и не справочник – это реальный инструмент, который решает реальные проблемы. В центре приложения – детальный маршрут путешествия. Цель – помочь справиться с самой сложной и ответственной частью путешествия – планированием. Соответственно, одним приложение просто поможет собрать даже самый сложный маршрут в единый простой план: объединить все брони, перемещения, точки посещения и т.д.

Trapp

Думаю, что возможность наглядно увидеть весь предстоящий трип – удовольствие, понятное каждому, кто хоть раз сам планировал маршрут, объединяющий больше 5 трансферов. Другим TRAPP поможет использовать лучший опыт в своих самостоятельных путешествиях, даже если оно первое в жизни. Детальные, обкатанные планы от друзей будут полезнее описаний, к ним мы добавим проверенные маршруты наших авторов – их можно как скорректировать, так и просто купить билеты, забронировать отели в нужных городах и отправится в путь.

Почему именно тревел? С этим связан личный опыт?

Конечно, любая идея вырастает из личного опыта, но если она никому кроме тебя и твоих друзей не интересна – это плохая идея. 10 лет в рекламе доказали мне, что судить о целевой аудитории по себе – глупо, вместо этого, в первую очередь, нужно всегда обращать внимание на существующие потребности и оценивать модели их закрытия, которыми пользуются люди.

Самостоятельные путешествия – это растущий тренд: те, кто уже прошел и Турцию, и Египет, и Таиланд по программе тура, уже давно начали примечать распродажи авиакомпаний, читать статьи о путешествиях и пробовать на вкус охоту за выгодными предложениями. Рост аудитории, отходящей от «пакетов» в сторону полу-самостоятельных или самостоятельных путешествий растет не только усилиями агригаторов, авиакомпаний, но и стараниями лидеров мнений, создающих тренд. «Потреблять» и «владеть» сегодня уже не так важно, как «переживать» и «пробовать» – все самое ценное и важное для потребителя теперь лежит в области приобретения уникального опыта.

Вот только эта растущая аудитория надолго «зависает» в своем переходном периоде, потому что желание начать путешествовать самостоятельно и первый реальный селф-тур разделяют не только мотивация и цена на билет, но и необходимость планирования маршрута, со всеми вытекающими. На самом деле, эта аудитория, остающаяся меж двух огней, – самая большая и перспективная. Все это я пишу сейчас, уже сделав выводы, исследовав потребителя, задавая вопросы и читая отзывы. Сейчас я понимаю перспективы работы в этой нише. Но сначала у меня была просто идея, а практического опыта, хоть немного близкого к рынку мобильных приложений, никогда не было.

Конечно, я люблю путешествия, но меня вряд ли можно назвать признанным экспертом в этой области, при этом я хорошо понимаю проблемы, о которых говорю. Я опаздывала на самолет из-за того, что трансфер в аэропорт на Филлипинах включает стыковку с лодкой, подпрыгивала на полке холодного поезда из Янгона в Баган, искала дорогу в Балканских горах под дождем и 4 года планирую летние трипы с друзьями. Когда у тебя 6 человек, собака и желание объять необъятное, все «боли» самостоятельных туров проявляются очень отчетливо. Ты создаешь свое «большое путешествие», часами сидишь на форумах, выписываешь все, отмечаешь в картах, пытаешься соединить точки оптимальным образом, но вдруг выясняется, что ты приезжаешь в город на 3 часа позже вылета…начинается тетрис. Несколько броней на одни и те же даты, бесконечные советы, незнакомые названия городов, сомнения, случайные обрывки информации и т.д. и т.п.

Эти проблемы есть у каждого, от них голова идет кругом, а ошибиться страшно. Хочется просто открыть телефон и поставить все точки, наметить виды трансфера – представить общую картину. Сначала спасало приложение Roude Trip, оно было очень простым, но никто его не обновлял со времен 3го айфона. Были попытки работать с Tripit, Google Trips, TripCase и другими планерами – каждый раз выходило по-своему бестолково.

Все это время мы с с друзьями вели абстрактные обсуждения за вином: «а давайте сделаем свое приложение» – за разговорами прошло 2 года. Мне это надоело. Я поняла, что история «мы с друзьями сделали бизнес», увы, не про меня, нужно действовать.

В этом помог «Vector»?

Я начала писать письма студиям и просить знакомых дать контакты разработчиков, получая в ответ чаще всего просто недоумение. Я рассылала им половину страницы текстового файла с абстрактным описанием, для чего нужно приложение и ссылки на приложения-планеры. Они не понимали меня, я не понимала, почему нельзя просто сказать хотя бы сумму? Вот тут и случилась «Стрелка». «Samsung» совместно с «Vector» открыли конкурс на бесплатный курс по разработке мобильных приложений. Условия были следующие: 5 недель интенсивного обучения, по итогам которого будет выбрано 5 лучших проектов для финальной защиты, а лучший получит от «Samsung» 300 000 на реализацию. К слову, среди преподавателей «Vector» есть и Байрам Аннаков, основатель «App in the air» – об этом приложении и его опыте я уже, конечно, знала.

Идею TRAPP’a отобрали на курс и понеслось. Сказать, что это был полезный опыт – ничего не сказать. Обучение было направлено именно на управление проектом, выстраивание экономики, понимание основных, необходимых этапов реализации, их последовательности и ключевых точек. Мы не касались вопросов программирования: задачей было сделать из идеи бизнес-продукт, а значит, пройти путь от исследований рынка и аудитории, верификации идей, через выстраивание юзер-сториз, прототипирование, дизайн, основные вопросы построения экономики до защиты проектов. И это было жестко.

Trapp

Я начала «копать»: размещать опросы на площадках про путешествия, звонить своим знакомым, которые так или иначе сталкивались с рынком путешествий и могут поделиться инсайтами, интервьюировать случайных людей, которых находила в социальных сетях по соответствующим интересам, смотреть, кто где и как скачивает похожие приложения, что о них пишут, ковыряться в дизайне, «пилить» прототип, тестить это на знакомых. Вообще я много делаю, наверное, слишком просто – по прямой. Часто ищу интересные контакты просто в интернете и честно пишу людям, которых часто даже не знаю. Работает не всегда, но у меня нет страха, что что-то не получится.

После двух лет размышлений TRAPP превратился в реальный проект с четкой логикой, функционалом, приоритетами и логикой монетизации за 5 недель. Очень вдохновляет, когда твоя идея обретает форму.

TRAPP вошел в пятерку лучших проектов, но грант не получил. Хотя к тому моменту я поняла, что за 300 000 мне приложение не реализовать, в отличие от победителя, приложение которого уже можно скачать в сторе. Главное, что это был мощный толчок вперед. В итоге найти опытных путешественников для маршрутов, получить экспертную оценку, найти информационную поддержку мне до сих пор помогают люди, которых я встретила там: они дают необходимый на данном этапе профессиональный бекграунд. С куратором курса мы сейчас вместе очень плотно работаем над реализацией. Что говорить, из 5 финалистов курса двое уже запустили свои приложения, еще двое, включая «TRAPP», активно ищут инвестиции.

На чем будет зарабатывать TRAPP?

Приложение будет бесплатным. Функционал планирования и шеринг собственных маршрутов будет доступен без ограничений. Направлений для монетизации есть несколько, но основным сейчас является магазин маршрутов. Выводы, к которым я пришла в плане продукта, были с одной стороны очевидные, а с другой — совершенно неожиданные. То, что составление маршрута – это самая ответственная и самая сложная часть путешествия, и именно она служит основным барьером, мое исследование только подтвердило. Но при этом вскрылась одна простая и удивительная вещь: больше всего люди радуются своему путешествию, когда вернулись из него.

Они делятся фотографиями, впечатлениями, рассказами, советами. Они гордятся этим, и самый ценный предмет их гордости – это маршрут, тот, что они составляли с трудом и которым теперь готовы делиться! Но с этим никто не работает! В основном тревел-приложения направлены на подготовительный этап, и это либо функциональная помощь, либо поиск вдохновения. Я хочу иметь возможность провести человека сквозь его путешествие и дать ему возможность сохранить и передать свой ценный опыт.

Из всех заявленных функций широкая аудитория позитивнее всего реагировала на возможность получения готового маршрута. За него люди готовы заплатить в формате приложения от 100 до 300 ₽. Сейчас я работаю с 3 опытными путешественниками, часть маршрутов буду готовить сама. Главные требования следующие: маршруты должны быть проверенными, обкатанными, должны быть рассчитаны на общественный транспорт, доступный каждому. Первые направления по Азии, бюджетной Европе и России, которые появятся при запуске приложения, будут охватывать и двухнедельные отпускные форматы, и предложения для выходных дней. 

Почему краудфандинг?

Еще год назад я шутила о том, что место фотографов в мире привлекательных профессий теперь заняли стартеры, и даже не могла представить, что вскоре буду собирать деньги на свой проект.

Краудфандинг в России – не самый простой путь получения денег на проект. Конечно, сначала ты представляешь себе, что опишешь свою идею, и все побегут за нее платить. Но в реальности это похоже на попытку сдвинуть гору. Подготовка проекта на Boomsterter заняла у меня 3 месяца, и сегодня я трачу на его поддержку и продвижение не меньше 3-4 часов каждый день. Я часто сталкиваюсь с негативом, мол «вообще-то, про стартапы, которые просят денег с людей, мы не пишем» – вроде как это не совсем достойный контент, это неблагородно. Но новые продукты, и бизнес в целом, способны менять ситуацию к лучшему. Никому не придет в голову спорить, например, с тем, что увеличение трафика внутреннего туризма и развитие курортов России – это хорошо, так? Но собирать деньги на продукт, который будет предоставлять реальные крутые маршруты по России и рассказывать, как использовать доступные направления на практике, почему-то недостойно.

Вообще, я давно поняла, что даже если помогать детям в Африке, найдутся те, кто тебя осудит, поэтому я просто делаю дело. Я прочитала огромное количество кейсов про удачи и неудачи на краудфандинговых площадках. Многие из успешных рассказывали о собранных суммах в 70 000 – 100 000 рублей. TRAPP за первые 2 недели собрал 85 000 – это хороший результат, но нужно гораздо больше. Заявленная сумма в 750 000 за вычетом налогов, комиссий и расходов на вознаграждения, покроет только запуск первой версии и только для iOS. Поэтому привлечение инвестиций и работа по развитию бизнеса еще впереди, но краудфандинг для меня – это сразу три зайца.

Во-первых, если люди готовы голосовать за продукт рублем, этот продукт может работать. Доказывать инвестору и миру перспективность и заинтересованность в продукте со стороны потребителя не нужно, когда за тобой реальные люди, готовые скачать приложение сейчас и даже готовые заплатить за такую возможность!

Во-вторых, сейчас проект открыт новым идеям, история со сбором средств постоянно привлекает новых интересных людей, которые узнают о проекте, делятся мыслями, подключаются к реализации в том числе. Сегодня главные люди для TRAPP – это разработчики и опытные путешественники, с которыми мы будем делать маршруты.

В-третьих, первичным для меня было не найти перспективную нишу для бизнеса, а сделать полезный и интересный продукт. Его нельзя сделать в одиночку – это опыт сотен людей, поэтому «приложение, которое мы делаем вместе» в каком-то смысле является отражением сути продукта в целом.

Что будет, если не получится?

У проекта на Boomstarter впереди еще 40 дней работы. Это реальный срок, в который нужно сделать максимум. Работа над приложением идет в разных направлениях, параллельно финализируется дизайн, мы работаем над маршрутами, работаем с коммерческими предложениями для компаний, но все же главное – это люди, лояльная заинтересованная аудитория, которую мы сейчас набираем. Этот проект для меня и для самой идеи приложения – серьезный челлендж, и оценить результат можно будет уже достаточно скоро.


Источник:

rusvest.ru

Точная литературная доводка

Как и чему обучать начинающих писателей?



  Андрей Воронцов – известный писатель и преподаватель литературного мастерства, постоянный автор «ЛГ». В этом году он стал обладателем гранта Президента РФ в области культуры и искусства, а в конце марта назначен заведующим кафедрой литературы Московского государственного института культуры. Сегодня Андрей Венедиктович отвечает на вопросы «ЛГ».

– Вы уже много лет преподаёте, причём работаете исключительно со студентами творческих специальностей. В чём особенность работы с такой студенческой аудиторией? Что лежит в основе вашей собственной методики преподавания?

– Почти все без исключения молодые писатели имеют смутное представление о литературной школе и уповают на «стихию таланта», которая, по их мнению, сметёт все препятствия на пути к успеху. Что ж, в литературе мы знаем немало таких примеров. Однако сам по себе природный талант, даже если он на самом деле имеется, можно сравнить с неогранённым алмазом, что кажется многим несведущим людям лишь тускловатой стекляшкой. Вот недавно в Анголе ремонтировали дорогу и нашли в куске асфальта необработанный алмаз весом чуть ли не в 400 карат. Ну, что ж – дорожные рабочие ведь не геологи, не ювелиры и не коллекционеры бриллиантов. И читатели в своей массе не литературоведы. Лишь после умелой ювелирной обработки свет заиграет, как надо, в алмазных гранях, а произведение лишь после точной литературной доводки выстрелит в цель. Нет, конечно, можно, как Горький и Джек Лондон, проходить «свои университеты» методом проб и ошибок. Но при этом нужно чётко понимать, сколько времени и сил уйдёт на повторение и преодоление чужих ошибок – вместо того, чтобы учиться на них. Конечно, без литературного наставника здесь не обойтись, и счастлив тот, кто его нашёл. Это первое. Второе: не каждый молодой писатель способен применить теорию к своей личной творческой практике. Именно поэтому я активно вовлекаю их в обсуждение произведений других студентов, не принимая высказываний типа «нравится», «не нравится» или даже: «ну, тут и говорить не о чем». Нет, ты всё же скажи, а желательно и посоветуй, как, на твой взгляд, нужно сделать правильно. Ты говоришь, что с сюжетом «что-то не так»? А как, по-твоему, было бы «так»? И тут наступает «момент истины»: наш «неогранённый гений» начинает вспоминать, что же ему говорил «препод» про сюжет. Теория наконец вступает в живое взаимодействие с практикой. Но и это ещё не конечный результат. Молодой писатель, поставленный перед задачей что-то формулировать для других, делает то, чего он прежде избегал, доверяя «стихии таланта» – то есть формулирует подсознательно для себя. Вот что самое главное. Ведь он, несомненно, вспомнит о своей же критике, когда столкнётся с похожей проблемой в собственном произведении или когда коллеги «предъявят» ему на его же обсуждении: ты вот нам так здорово о сюжете рассказывал, а у тебя самого что? Именно это я называю точной литературной доводкой.

– Недавно вы возглавили кафедру литературы в Московском государственном институте культуры. Каковы первые впечатления? Какую программу по литературе предлагают студентам? Достаточно ли на неё выделено часов?

– Московский государственный институт культуры – огромное учебное заведение, корпуса которого разбросаны по большому парку с вековыми дубами. Это 7 факультетов плюс докторантура и аспирантура, Детская школа искусств, Первый музыкальный кадетский корпус им. Александрова, Научно-образовательный центр «Высшая школа политической культуры»… Идя по его коридорам, увидишь то стайку балерин, то юных кадетов-музыкантов с блестящими трубами, то вымазанных краской художников и скульпторов в фартуках, залепленных глиной… Из одной аудитории доносятся звуки скрипки и фортепиано, из другой – классических фильмов, а в Доме культуры МГИК юные режиссёры и актёры репетируют Шекспира и Чехова… В общем, впервые попадая туда, испытываешь ощущения Волка из «Ну, погоди!», когда тот бегал по «Останкину». Творческий потенциал МГИКа – огромный. На Всероссийский молодёжный образовательный форум «Таврида» в Крыму отправятся в этом году 269 наших студентов – юных художников, скульпторов, дизайнеров, писателей, журналистов, композиторов, музыкантов, хореографов, режиссёров, продюсеров, актёров, мульти­пликаторов.

Программа МГИК по литературе вполне основательная и серьёзная. Но надо понимать, что любая программа – это рамочный документ, определяющий содержание и тематику преподавания. Меня же, как заведующего кафедрой, ещё интересует наполнение курса и специфика. Я считаю непродуктивной и какой-то самоуничижительной утвердившуюся в 90-х годах практику преподавания русской литературы как «одной из» национальных литератур. Между тем она играет системообразующую роль в мировой литературе вообще, что является естественным преимуществом всякого русскоязычного писателя и филолога, ибо они, независимо от достижений, всё-таки члены этой «корпорации». Говоря проще, в нашей «фирме» трудились Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский, три Толстых, Тютчев, Чехов, Бунин, Булгаков, Платонов, Заболоцкий, Шолохов… А в иных иностранных литературах, вполне уважаемых, и одной фигуры такого масштаба не было! И что же – мы будем изучать русскую литературу по некой общей для всех методике? Такая «толерантность» граничит с профанацией. Или будем всё-таки использовать доставшиеся нам естественные преимущества? Традиция – душа держав, как говаривал Карамзин. Не для того наши великие входили в сонм бессмертных, чтобы мы их бухгалтерски разнесли по периодам и направлениям. Каждый из них – часть нашей национальный идеи, постигаемой в художественных образах. Они потрудились на славу русской культуры, а мы уж должны не полениться донести до студентов масштаб их вклада в наше национальное самосознание.

Приятно, что я встречаю полное понимание проблем кафедры и её задач в системе института и со стороны ректора Ивана Васильевича Лобанова, и Ольги Алексеевны Будариной, декана факультета МАИС (медиакоммуникаций и аудиовизуальных искусств), к которому относится кафедра литературы.

Что касается учебных часов, то, как быстро я понял, их много не бывает. Это извечная болезненная тема.

– Планируете ли вы какие-либо нововведения на кафедре? Курсы, факультативы, творческие проекты?..

– Мне бы хотелось, чтобы кафедра литературы была одним из центров творческой жизни во МГИКе. И здесь пригодится и мой опыт работы мастером в Литинституте, и опыт руководимого мной литобъединения «Точки» при Совете по прозе Союза писателей России, каждый год выпускающего свои сборники. Правда, на сегодняшний день наша кафедра общеобразовательная, не выпускающая. Однако в 2018/2019 учебном году планируется в рамках объявленного недавно президентом России «Десятилетия детства» учредить при ней отделение детской литературы. И вот оно будет выпускающим, причём не детских библиотекарей и методистов (этим займётся другая кафедра МГИК), а детских писателей с квалификацией «литературный работник». Соответственно и занятия на детском отделении будут строиться по типу занятий в Литинституте – то есть с творческими семинарами по жанрам. Это дело государственной важности, учитывая неослабевающий спрос на детские книги. Но у нас нет или почти нет профессиональной подготовки детских писателей. В этом амплуа часто выступают неудачники-постмодернисты, во взрослую «тусовку» не принятые и детей не любящие. А мы пригласим учиться тех, кто их любит и желает воплотить свою любовь в искусстве.

– А как быть тем писателям, кто не может учиться в Москве? Ведь сейчас даже заочникам приезжать на сессии из глубинки – проблема.

– Надо налаживать систему дистанционного литературного образования. Некогда я пытался сделать это с помощью государства – без особого результата. Тогда, вспомнив завет Булгакова «ничего не просить», я с помощью друзей-программистов запустил в тестовом режиме свои личные дистанционные литературные курсы на основе обучающей системы Moodle – первые в России. И вот они успешно существуют уже несколько лет, осенью будет десятый набор. На них, помимо молодых и начинающих писателей из России, учились и учатся слушатели из Великобритании, Германии, Дании, Италии, Франции, Испании, Португалии, Швеции, Польши, Чехии, США, Алжира, Туниса, Турции, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Латвии, Украины. Лучшие произведения слушателей я публикую в электронном литературном альманахе «Превращение / Metamorphose» (можно ознакомиться с ним на сайте курсов http://www.avorontcov.ru). Между прочим, ДО-курсы дают уже кадры и для «ЛГ». Например, в №3–4 за 2016 г. был опубликован прекрасный рассказ «Сохранение» моего выпускника, молодого атташе посольства России в Турции Сергея Жедя. Но особая моя гордость – это молодая незрячая писательница из Смоленска Екатерина Рогачёва. Представьте, она не только смогла окончить дистанционные курсы, но и отлично дебютировала со своей повестью «Город» в №4 журнала «Москва» за нынешний год. Что тут добавить? И невозможное возможно, если руки не опускать!

Беседу вела Валерия Галкина




Андрей Венедиктович Воронцов – прозаик, критик и публицист, преподаватель и популяризатор литературного творчества. Родился в 1961 году в Московской области. Окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Автор множества художественных и историко-публицистических произведений. С 2004-го – секретарь Правления Союза писателей России. В 2006 году награждён Почётной грамотой Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации «за большой вклад в развитие культуры и массовых коммуникаций».


В УФЕ НА «ТЕАТРАЛЬНОЙ ВЕСНЕ» СПЕКТАКЛЬ ПО ФЛОРИДУ БУЛЯКОВУ ПОКАЗАЛИ МОСКВИЧИ

(В главной роли профессор кафедры киноискусства Людмила Васильевна Одиянкова)

Dialog

В Уфе украшением внеконкурсной программы Республиканского фестиваля «Театральная весна» стал спектакль в исполнении москвичей. Независимый театральный проект «Диалог» поставил трагикомедию знаменитого башкирского драматурга Флорида Булякова «Любишь — не любишь» (режиссер Николай Поляков). Спектакль «Дело святое» был представлен Государственным центральным театральным музеем им. А. Бахрушина, на базе которого работает проект. В афише фестиваля это был единственный спектакль не республиканского театра.

Заслуженная артистка России Людмила Одиянкова и актер Андрей Невраев сумели донести трогательную и драматичную историю пожилой семейной пары, крупным планом показать настоящие человеческие чувства. На показ, который состоялся на малой сцене Башкирского драмтеатра им. М. Гафури, собралась неслучайная публика: драматурги, писатели, театроведы, журналисты и актеры. Среди них были те, кто сами многократно играли эти роли на башкирской сцене.

После спектакля гостей поблагодарил художественный руководитель Башдрамтеатра Олег Ханов. «Вы прекрасно знаете, что наш фестиваль проходит по пьесам башкирских драматургов и замечательно, что наши гости живое слово Флорида Булякова, его дух сумели донести до нас», — сказал руководитель театра и вручил им башкирский мед.

«С этим спектаклем мы уже пять раз участвовали в фестивалях», — поделилась Людмила Одиянкова и отметила очень теплый прием и хорошую организацию фестиваля в Уфе.

башинформ.рф



КАК ПОКОРЯЛ СТОЛИЦУ СЕРГЕЙ ПИСАРЕНКО



"СКАМЕЙКА" АЛЕКСЕЯ МУРАДОВА



ВСПОМИНАЯ ВЕЛИКОГО ПОЭТА



СТУДЕНТЫ И ДОЦЕНТ МГИК В СЮЖЕТЕ ХИМКИ-ТВ




МАКСИМ ВЛАДИМИРОВИЧ СКОРОХОДОВ ПОЛУЧИЛ ПРЕМИЮ ИМ. СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА

 

esenin 02

 

Ученый есениновед Максим Владимирович Скороходов - кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики МАИС, зам. главного редактора издательского дома "Лазурь". Факультет поздравляет Максима Владимировича с признанием его заслуг, желает дальнейших творческих побед и гордится сотрудничеством с таким профессионалом!

 

 

МАКСИМ ВЛАДИМИРОВИЧ СКОРОХОДОВ ПОЛУЧИЛ ПРЕМИЮ ИМ. СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА
 
«УЕЗДНЫЕ» ДРУЗЬЯ ИЗ МАГНИТКИ
 
pisarenko
 
Преподаватель кафедры рекламы и связи с общественностью факультета МАИС, а также бывший КВНщик команды «Уездный город» Сергей Писаренко рассказывает о своей жизни после юмористической программы.
 
 
«УЕЗДНЫЕ» ДРУЗЬЯ ИЗ МАГНИТКИ

 
НЕЖНЫЕ КУЗИНЫ И КЛАССОВОЕ РАССЛОЕНИЕ В ПАСТОРАЛЬНОЙ КИНОДРАМЕ «АВГУСТОВСКИЙ ПОЛДНИК»
 
rubric issue event 763965
 
Спецпроект, посвященный лучшим молодым фильмам, продолжает вдохновенная стилизация Вениамина Илясова под дореволюционное немое кино. В финале истории о фатальной встрече молоденьких барышень с черной крестьянкой — сюрприз-постскриптум, прокладывающий мост в нашу 3D-эпоху.
 
 
НЕЖНЫЕ КУЗИНЫ И КЛАССОВОЕ РАССЛОЕНИЕ В ПАСТОРАЛЬНОЙ КИНОДРАМЕ «АВГУСТОВСКИЙ ПОЛДНИК»
 
 



×