Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

Интервью с двукратной олимпийской чемпионкой Анфисой Резцовой

Журналист и редактор спортивно-образовательного проекта FORMA Дмитрий Михеев в рамках рубрики «Путь спортсмена» встретился с Анфисой Резцовой, заслуженным мастером спорта СССР, советской и российской биатлонисткой и лыжницей, двукратной олимпийской чемпионкой по биатлону, олимпийской чемпионкой по лыжным гонкам, долгое время сохранявшей титул единственной женщины в мире - олимпийской чемпионки сразу в двух зимних видах спорта, первой в истории мирового биатлона олимпийской чемпионкой в этом виде спорта,  и обсудил с ней нелегкий 12-летний путь к первым наградам, детали перехода из лыж в биатлон, успехи её замечательных дочерей, допинг и плачевное состояние нынешней сборной, меры борьбы с коронавирусом, а также многое другое.

На данный момент Анфиса Анатольевна не только прославленная спортсменка в прошлом, но и весьма востребованный спикер в настоящем. Она не просто дала развёрнутое интервью, но и активно помогает в жизнедеятельности нашего проекта, в реализации задуманных планов, за что мы выражаем ей огромную благодарность!

Когда вы поняли, что хотите связать свою жизнь со спортом, а не поступать на юридический факультет?

«Спортом я занялась с 12 лет, в шестом классе. И так получилось, что поначалу я занялась спортивной гимнастикой, так как наша Владимирская Губерния славится именно гимнастикой. Однако тренер по гимнастике отчетливо дала мне понять, что это не моё, что мне нужен другой вид спорта, по типу коньков или лыж. Это было ещё в 1 классе, когда я решила вот так вот попробовать себя. А уже в 6 классе так получилось, что пришел тренер, набрал нас на лыжные гонки. Нас пришло девчонок тридцать, так как в школе особо не было спортивной секции. И в течение месяца все практически разбежались, потому что начались какие-то нагрузки, не просто кататься с горок, а вот на технику работать. Нас осталось человек 10. Одним словом мне понравилось. И когда у меня что-то стало получаться, мы начали выступать на соревнованиях на школьных, на районных. Я что-то начала там выигрывать, и вот одним словом затянулась в лыжный спорт».

Как родители отнеслись к вашему выбору? Кем они видели вас в детстве?

«Родители мои далеко не спортсмены. Нас четверо детей в семье, у меня 3 брата. Их задача, как у любого родителя, - накормить, напоить, одеть, обуть. И то, что дочка занимается, ну и Слава Богу, чем-то занимается хоть. Папа, правда, мне диктовал: «Вот такая вот есть Степанова Юля, Сметанина Раиса». И вот он мне показывал, вот они вот так, ты должна вот так. Папа подсказывал. Ну а так родители всегда хорошо относились, занимается и пусть занимается, умница».

Благодаря чему произошел быстрый прорыв в вашей спортивной карьере, и вы смогли уже на первом своем юниорском чемпионате мира в Австрии завоевать 2 бронзовые награды?

«В 16 лет я поставила себе задачу – ничего второстепенного, только спорт. В 17 лет я попала в юниорскую команду. И у меня никаких факторов со стороны, ни любви, ничего. У меня чисто спорт. Вот я в Австрию попала в 1982 году первый раз на юниорский чемпионат, мне хотелось победить, а победила девочка, которая гораздо слабее меня была – Света Сахарова. Там в команде я была лучшая. В 1983 году в Финляндии Света Сахарова меня опять обыграла, я была третьей, второй год подряд. Для меня это была трагедия. Поэтому у меня задача – быть лучшей, быть сильнейшей. И, когда меня уже в 1984 году взяли в основной состав женский, я из юниорок переходила во взрослый спорт, меня тренер спросил (мы ехали на сборы в Эстонию на первый сбор в Июне): «Ну, какие у тебя планы? Какие задачи?». Я ему сказала: «Моя задача в 84 году попасть на олимпийские игры в Сараево.» И вот мы приехали в Эстонию, тренер сделал собрание, где представил меня перед всеми, я еще раз озвучила свои планы, что моя задача попасть на Олимпиаду. По результатам я попадала, но, так как я юная, недавно вошедшая в команду, а там уже взрослые женщины, уже отбиравшиеся ни один год, меня не взяли. Я последний год съездила по юниоркам в Норвегию, выиграла гонку. И вот с тех пор с 1984 года до 1989 года я практически всегда была на лидирующих позициях».

Что помогало вам настраиваться на нужный лад перед соревнованиями?

«Я не знаю, у меня просто такой характер. У меня девочки, 4 доченьки, я их также воспитываю: если ты хочешь чего-то добиться – ставь перед собой цель и иди к ней. Не отступай, не сворачивай, никуда. Сложно, очень сложно, очень тяжело добиться своей цели, которую ты хочешь, но, если ты хочешь – ты добьешься. И, по крайней мере, мои девочки это подтверждают, они никуда не сворачивают, они и учились у меня в школе хорошо. И в спорт пошли. Ни блат, ни подпихивала ничем, ни руками, ни пинками, давай иди туда. Я только озвучила: хотите – добивайтесь. И мне очень отрадно, что они добились своих поставленных целей. Если раньше они гордились мамой, то сейчас я горжусь детьми».

Что на тот момент было самым сложным на пути к достижению успеха? Как удавалось сохранять себя в нужных кондициях, а главное не опускать руки после поражений?

«Это наверно мой характер. Если ты идешь – иди до конца. Шла, очень было много препятствий. Начнем с того, что к первой своей олимпийской медали я шла 12 лет (с 12 до 24 лет). Я вышла замуж, потом хотелось дальше спорт. Накануне первой своей олимпиады я забеременела, хотела рожать, меня заставили (Советский союз, я одна из лидеров сборной, нам нужны медали) сделать аборт: «Ты не имеешь права, нам нужны медали!». Золото в эстафете мы завоевали в 1988 году, и серебро я взяла в личной гонке». Я верующий человек, не до фанатизма конечно, но меня бабушка с ранних лет в храм водила, и Господь мне помогает. И он меня простил за великий грех и дал мне четырех дочерей. Не то, что у меня 3 олимпийские медали есть, у меня есть 4 дочери прекрасные. Я состоялась, как женщина, как мама. Это самое главное для женщины».

В 1990 году вы перешли в биатлон. До этого был весьма скомканный отрезок времени в карьере. Что именно вас подтолкнуло на такой весьма отчаянный шаг? Почему вы не решили остаться в лыжах и попытаться навязать борьбу Вяльбе, Лазутиной и другим?

«8 месяцев было старшей Дарьюшке, я отвезла ее маме, вернулась в лыжный спорт. Но там на тот период было очень много великих спортсменок, которые рулили: «Зачем она пришла сюда? Нас своих хватает». Елена Вяльбе, Лариса Лазутина, Тамара Тихонова. А я не нужна была на тот период. Это трагически было для меня, потому что я вернулась на своё вроде место, ничье чужое не занимала. Так получилось, лидеры продиктовали, что я не нужна. Уехала со сборов домой.

На тот период муж Леонид, закончив свою карьеру биатлониста, с тренером Геннадием Михайловичем Раменским предложили попробовать себя в биатлоне. 1990-91гг., сезон зимний. Терять нечего, решила попробовать. Я пробовала, конечно, стрелять, всё-таки с 1985 года замужем за биатлонистом, но это не моё. Женщина с пушкой за спиной – это для меня смешно было. Лыжницы гораздо выше уровнем, чем биатлонистки. У нас были общие соревнования, и я видела, какие они тихоходы. Мне говорили: «Вот оденешь пушку 4 килограмма за спиной, ты посмотришь, как это». Надела. Для меня не было разницы, есть она или нет. У меня был очень сильный ход, и вот как-то мне повезло, что я стала сильнейшей биатлонисткой. На тот период женский биатлон не был олимпийским видом спорта, и с 1992 года в программу Олимпийских Игр его наконец включили. Я пришла такая и стала первой олимпийской чемпионкой в биатлоне (смеется)».

Первый сезон на Кубке мира у вас получился провальным, но уже в следующем году вы выиграли Кубок мира, а потом и золото в спринте на Олимпиаде в Альбервиле. Как всего за год вы добились такого прогресса?

«Это был для меня абсолютно новый вид спорта. Биатлон, стрельба - совсем новшество для меня. Я изучала все азы. Только пришла, а через год олимпийские игры, и мне пришлось очень-очень много работать. Мой муж очень хороший стрелок, он обучил стрельбе меня буквально за год. Конечно не до конца, было очень тяжело, у меня были все локти в кровь. С утра до ночи я лежала, стояла – холостой тренаж. Нужно было учить и учить. В лыжах я была одной из сильнейших, не просто в нашей стране, а в мире. Поэтому в биатлон я пришла с таким вот быстрым лыжным ходом».

Кого из тренеров и спортсменов вы считаете теми, кто положительно повлиял на становление вас, как великой спортсменки и чемпионки олимпиад? Кому вы больше всего благодарны за свои успехи?

«У меня было очень много тренеров, потому что все хотели мне помочь, подсказать. Первым был мой муж Леонид, который тренировал ребят, с кем выступал сам ранее. И я начала тренироваться с ними, с парнями. Мне в этом повезло. Не с девчонками, которые на самом деле тихоходы, а с парнями. Буквально полгода я тренировалась с Леонидом. Потом у нас была переходная группа – молодежная команда, в которой готовили к сборной. У нас сейчас тренер сборной биатлонной Шашилов Михаил Викторович, я у него в этой команде тренировалась. Ещё был Александр Владимирович Суслов, но он умер, к сожалению. Он готовил функционально, а Михаил Викторович готовил стрельбу. Спустя полгода нахождения в молодежной команде я попала в сборную. Это 91-92 годы. Подход к Олимпиаде 1992, к Франции. У нас был Александр Андреевич Голев, царство ему небесное, я попросилась у него не с женщинами тренироваться, а с мужчинами остаться, как я начинала свой путь в биатлоне, потому что они сильнее. И у них был тренером олимпийский чемпион Владимир Михайлович Барнашов. Я очень ему благодарна. Александр Васильевич Привалов был у нас общий тренер на все команды, великий тренер на все времена, но он немножко такой, с тех времен 60-70-х годов. Он начинал мне что-то объяснять, объяснял-объяснял, я уже забыла свою ошибку. А Барнашов - он увидел мою ошибку и сказал, надо делать так, так и так. И я это делала. Он сразу исправлял все мои ошибки. Полтора года до олимпиады. Пусть у меня ход был сильный, как у лыжницы. Но вот когда я пришла, я из десяти выстрелов попадала только один. А здесь у меня 3 промаха всего осталось. Этот огромный прогресс произошел благодаря моим тренерам. И плюс еще с ребятами, многие из которых олимпийские чемпионы, Валера Медведцев, Саша Попов, Юра Кашкаров. Я с ними тренировалась и считаю, что это большой плюс, что и тренеры мужские, и с мужской командой я была. Я полагаю, что если бы я тренировалась с женщинами, я бы не достигла таких результатов, а просто бы потеряла то, что имела».

Были ли соперники, которые вами по-настоящему восхищались?

«Конечно. Я в школе учила немецкий язык, владею им в совершенстве. Он мне очень пригодился в общении с другими спортсменами. Я очень была дружна с девочками из немецкой команды: Петра Шафф, Уши Дизль, Анти Мизерски, с которой мы делили медаль в Альбервилле в 92-ом году (она была вторая). Их тренер, когда я тренировалась с ребятами, постоянно указывал на меня: «Вот смотрите, учитесь». Мы встречались с ними, они мне говорили: «Анфиса, ты можешь потише? Просто потише, он нас достаёт, что мы должны так же, как и ты». И я полагаю, что ни одни только немецкие спортсменки, и другие».

Повлиял ли профессиональный спорт на вашу личную жизнь? Вы всё-таки два раза уходили в декрет на протяжении карьеры, как это сказывалось на результатах?

«Конечно сказывалось. Первую Дашеньку я родила, у нас был бзик такой в спорте, что нельзя было есть мясо, жирное что-то, только на салатах, и я практически не поправилась, но я и не кормила ребенка. После каждого сбора приезжал тренер Грушин Александр Алексеевич и меня все время звал: Ты должна вернуться, вернуться уже и готовиться к чемпионату мира». В 8 месяцев я ее отдала маме, увезла во Владимир. То есть кормила я её 4 месяца где-то. И потом я поставила себе задачу, что буду кормить до победного. Кристюшу я уже кормила до года. Поправилась на 15 килограмм, вернулась в спорт такая пампушка. Мне было очень тяжело сбрасывать. Я не ходила в столовую, перекусывала чаем. На протяжении 3-4 месяцев (летний и осенний период до снега) я сбрасывала этот вес, ущемляла себя в еде. У меня была цель - мне нужно сбросить, мне нужно вернуться. Очень было тяжело, до потери пульса сбрасывала, тренеры приходили, говоря о том, что нужно сходить в столовую, а я отвечала, что сыта, чаю кружку выпила и сыта. Сила воли, характер такой дал Господь, мама так закалила, привила к труду. С первого класса на каждые летние каникулы я с тремя братьями в лес. Грибы, ягоды собирали, мама делала заготовки. Ещё она была главным почтальоном на почте, всех отправляла в отпуска, и нас детей зовёт, чтобы мы разносили почту. Всё лето разносили почту. Кроме того, на даче и грядки пололи, и ходили за удобрениями на речку Клязьму больше чем за километр с вёдрами, там паслись стада коров, собирали удобрения после коров и несли на дачу».

Какой бы вы выделили самый запоминающийся момент в спортивной карьере?

«Это в биатлоне, когда я первый раз стала олимпийской чемпионкой в 1992 году. Случилось так, что во время гонки был страшнейший снегопад, просто стена снега. Для меня, как для новичка в стрельбе, это было очень непросто. Но я справилась, я победила. И пускай оставила 3 штрафа на стойке, я откружила их. Честно сказать, я не помню себя, как я финишировала, на автопилоте. Когда я пришла, меня начали поздравлять, у меня только шум в ушах, и я не понимала. Смотрю на табло - у меня всё расплывается. И спустя секунд 30-40 всё прояснилось, я поняла, что наверно я выиграла. Но это был очень тяжелый момент. Это была вот такая волевая победа. Мне повезло отчасти, потому что первой гонкой был спринт с двумя огневыми рубежами, а не индивидуальная гонка большая с четырьмя рубежами, где за каждый промах минута штрафа к твоему результату. Я бы сто процентов в таком случае не выиграла.

Кроме того, в 1994-ом году мы выиграли эстафету, наши девчонки все очень здорово отработали. Мы выиграли без трех секунд четыре минуты у второго места! Такого в спорте ещё не было никогда. Это очень запоминающееся. Петра Шафф, которая вместе со мной бежала четвертый этап, когда я отстрелялась по нулям, даже не знала, бежать ли вообще дальше финишный круг: «Я не смогу уже не догнать Резцову, не обыграть». Это мой ход – мой козырь».

А если не брать в расчет спорт, какой бы момент в жизни вы бы назвали самым запоминающимся?

«Я очень долго, трудно шла к тому, чтобы стать мамой. Женщина рождена быть мамой, рожать детей, воспитывать их. Я могу гордо сказать, что я неплохая мама, у меня 4 девочки, все очень хорошие. Старшая Дарья, ей 31 год, закончила две академии – академию туризма и спорта и академию МЧС. Вторая Кристюша, ей 24, закончила университет физкультуры с красным дипломом. Третья Василисушка, ей 19, она на 2 курсе факультета рекламы, школа тоже, как у всех, 4-5. И вот четвертая Мария, которую я родила в 44 года. Назвала я ее в честь Девы Марии, благодарю Господа Бога, что дал мне ее так поздно. Она в 7-ом классе. Тоже 4-5. Я восхищаюсь своими детьми. Они очень воспитанные. Не боятся много раз сказать «Спасибо», «Здравствуйте», «До свидания», с уважением ко всем. Спорт – это лишь одна из моих жизненных ступеней. А как женщина я стараюсь на сегодняшний день следить за собой, и я полагаю, что мои девочки тоже берут с мамы пример, что мама вот так за собой следит, ухаживает, готовит, стирает. Я стараюсь всё и по дому делать, и чтобы девочки в жизни всё тоже умели. И это показательно, что всё, что я умею, я передала им».

В 1999 году, в очередной раз возвращаясь в спорт, вы прибегли к допингу, и в принципе открыто об этом говорите. На сегодняшний день все больше и больше спортсменов дисквалифицируют на этой почве. Как вы считаете, допинг необходим в спорте или и без него можно добиваться успехов?

«Я не знаю, необходим или нет, но без него уже никуда. Это наших российских спортсменов достают. Я никого не осуждаю, не обвиняю, но весь спорт в этой грязи, в этом допинге. И я не верю, если кто-то там говорит, озвучивает, оповещает, что я такой чистый, правильный. Я прибегла к этому, потому что всё, все. Если я пришла, привыкла, пахала-пахала, а тут еще оказывается, что еще что-то надо делать, чтобы стать еще лучше, и больше, и быстрее, и сильнее. Я не утверждаю, не обвиняю никого, но без этого сейчас спорт – не спорт».

Многочисленные допинг-скандалы, происходящие со всем нашим российским спортом, в том числе недавний случай с Устюговым, в результате которого его лишили трёх медалей, - это лишь признак политической провокации или же у этого явления есть и иные причины?

«Это чистая политика. Я уже озвучивала в интервью не раз. Если у нас в советское время даже на устах понятия не было, что такое ДОПИНГ. Мы даже не могли его выговорить, не знали, что это такое, спорт и политика – две разные вещи. На сегодняшний день они должны были быть отдельно и не знать друг о друге вообще ничего. К сожалению, половина депутатского корпуса – олимпийские чемпионы. Мне горестно, потому что эти люди должны помогать стране не в политике, а в спорте. То, что они умели делать, чему учили их тренеры, они должны передавать детям, нашим детям, молодому поколению, чтобы у нас спорт был на первом месте. Спорт – это здоровье, это правильная жизнь. Ведь эти олимпийские чемпионы, которые сидят в Госдуме, ни одного закона правильного в пользу детско-юношеского спорта не приняли. А ведь есть очень много проблем. Если в Советское время любой кружок, любая секция были бесплатными, сейчас всё платно. А если у семьи двое-трое детишек, как же их троих в спорт, в кружок записать? Надо же платить. Не все могут платить, а детей очень много талантливых. Если вы идете туда, спортсмены, то вы помогайте людям, чтобы они, как и вы в свое время, занимались спортом бесплатно. Помогайте стране в спорте, в физкультуре для нации, для детей».

Я сам с детства слежу за биатлоном, и скажу честно, российский биатлон сейчас находится не в самом лучшем состоянии. Былые успехи наших прославленных биатлонистов затемнены различного рода скандалами и откровенно говоря не лучшими кондициями самих спортсменов. Что сейчас происходит с нынешним поколением биатлонистов, почему подиумы на кубке мира и, следовательно, борьба за хрустальные глобусы стали чем-то очень редким? Как сборной вернуть былую славу?

«Нет юного поколения, которое мы биатлонисты обязаны взрастить. Если мы сейчас уберем политику из спорта, у нас будет совсем по-другому. Политика диктует все правила в спорте. К сожалению, вас, болельщиков биатлона, я могу огорчить, что в ближайшие 10 лет нас не ожидает ничего хорошего. Я очень хочу, чтобы все было хорошо, но, к сожалению, это невозможно».

В каких условиях сейчас тренируется ваша дочь Дарья Виролайнен и как она отзывается о ситуации, связанной с коронавирусом?

«Вся её семья в Финляндии, целый год она была там, приезжала сюда, буквально 2-3 дня была здесь до второй вспышки вируса. Она тренируется, вот родила, ребенку маленькому Алексу год и 7 месяцев. Весь этот год она тренировалась с мужем и с отцом. Отец – стрелковая подготовка, муж – физподготовка. В основном тренировались в Эстонии, там есть стрельбище в Отепя, куда мы лыжники приезжали на сборы. Ей очень хочется себя ещё попробовать. Я готова помогать, сидеть с детишками. Конечно такие достижения, как у мамы, это наверно невозможно. Но мои девочки к этому стремятся, они умницы, они трудяги».

Как вы оцениваете шансы на успешное выступление Дарьи?

«Я не знаю, как сложится этот сезон. Дай Бог, если её будут рассматривать в кандидаты в сборную на Кубок Мира.  Даша – это самая настоящая трудяга. Ей очень тяжело. Самое главное ей не отчаиваться. Пусть будет так, как есть. Она будет готовиться, будет тренироваться, будет отбираться. Будет, как будет».

Вторая ваша дочь Кристина Резцова этот сезон пропускает по причине беременности, с чем мы конечно вас поздравляем. Как вы считаете, у Кристины есть шансы попасть на ближайшую олимпиаду и там хорошо проявить себя?

«В Январе Кристюша должна родить. Не знаю пока, мальчика или девочку. Дай Бог, чтобы ребёнок был здоровенький. Я готова ей помогать, готова сидеть, как бабушка, воспитывать. Дальше с новыми силами, с новыми планами, я думаю, что она еще повоюет».

Как необходимо воспитывать ребенка, чтобы он действительно смог добиться каких-либо успехов в спорте? Вы, как состоявшаяся мама четырёх детей и бабушка, что можете посоветовать нам, людям, которым все еще предстоит пройти?

«Я никогда не заставляла своих детей. Не надо детей заставлять. Надо им просто преподнести так, что спорт и физкультура, в особенности физкультура, профессиональный спорт – это очень сложно, ёмко, много работы, а именно физкультура (и в школе обязательно физкультуру посещать и заниматься в каком-то кружке, может понравиться какое-то направление спортивное). Просто нужно помогать, нужно правильно объяснить, не надо заставлять. Потому что спорт – это чисто для здоровья для любого человека. Я сейчас смотрю, девочки 7-8 класс ходят с сигаретами. Мальчики не столько курят и матом ругаются. Для меня это дико. Поэтому я горжусь, что я заложила в своих девочек, что нужно быть здоровыми, быть воспитанными, уважать других. Это показатель для мамы».

Давайте немного пофантазируем, с кем из спортсменов последнего десятилетия вы бы хотели бы пробежать гонку, если представилась на то возможность?

«Со всеми желающими, кто захочет со мной пробежать. И те, кто нашего времени, и великие, я полагаю, что они бы тоже хотели пробежать гонку вот таких чемпионов. Тот же Зимятов Коля, Рая Сметанина. Если клич кинуть всем, спортсмены конца 80-х и до сегодняшнего дня, которые более юные, например, Оля Зайцева. И мы бы все так поучаствовали. Главное не победа, кто кого обыграет, а все вместе повстречались, поучаствовали. Я только за! Все лыжницы и биатлонистки, кто при желании, при возможности, при здоровье. Причем и с других регионов, не только с Подмосковья. Если Рая Сметанина с Сыктывкара приедет, это вообще будет вышка. Я стартану, те же 5 километров пробежать, инвентарь у меня есть. Кому надо, я тоже могу дать. И со студентами готова пробежаться. Повстречаться, пообщаться, дать какой-то наказ».

Что на ваш взгляд должно способствовать популяризации спорта среди молодежи? Какие меры необходимо принять, чтобы заставить поколение, которое уделяет большое внимание гаджетам, заниматься спортом?

«Заставить нельзя и не надо никого заставлять. Самая главная задача, чтобы дети, молодежь знали, что такое спорт и занимались физкультурой. Это задача родителей. Прежде всего, это идёт из семьи. Как ты воспитал, как ты преподнёс ребенку. Родитель каждый должен понимать, что это необходимо для здоровья ребенка. Нужно просто с ним заниматься, объяснять, что можно, а что нельзя, правильно это или неправильно. Сейчас, к сожалению, некоторые родители, есть ли у тебя планшет, есть ли у тебя компьютер, есть ли у тебя телефон, кнопки нажимаешь, да и классно, ты в комнате у себя. Это неправильно. Я призываю всех родителей, телефончик – давай потом, посмотришь, ответить, а сначала мы с тобой посидим, поговорим, как, что и почему».

Как преодолевать лень и находить в себе мотивацию?

«Сила воли плюс характер. Я думаю, что при желании можно всё победить. У каждого из вас должна быть мечта в жизни. И чтобы мозг работал в правильном направлении. Его нужно уметь включать, развивать. У каждого ребенка должна быть мечта. В осуществлении мечты помощь должна идти от родителей, старшего брата, сестры. И мечты сбываются, сто процентов».

Как вы сами переживаете столь нелегкое время, связанное с пандемией? Чем в основном занимаетесь?

«Я не верю в эту болячку. Есть ли она или нет, я не знаю. У меня есть Господь Бог, который ведёт меня по жизни. У меня есть иконостас на кухне и в спальне, где обязательно каждый день я прошу помочь, дать здоровья, счастья и благополучия моим родным и близким. Вера в Бога помогает мне справляться со всеми болячками и оберегает моих родных. Это всё психологический надрыв для людей. Особенно для людей в возрасте. У людей много заболеваний и без этого вируса. Но когда им не напоминают об этих болячках, если они себя не накручивают, то она в более легкой форме проходит. А когда и себя накручивают, и других, то этот психологический всплеск, надрыв, он уничтожает».

Вы давали массу интервью в своей жизни. Назовите самый раздражающий вопрос, который когда-либо вы слышали?

«Я обычный человек, я говорю про жизнь всё как есть. А то, что зачастую мне звонят корреспонденты по поводу моего вида спорта, самое раздражающее: «А что? А почему? Скажите, а что нужно делать? Почему вот так сейчас?»

Кто был самым интересным в общении журналистом, с кем вам удалось побеседовать?

«На моем пути было очень много корреспондентов, которые и спорт обозревали, и жизнь мою, и до сегодняшних пор так. Я очень часто зарекаюсь не давать интервью, не говорить много лишнего. Но вам я с удовольствием дала это интервью, потому что вы молодое поколение, которое с пониманием относится к спорту, к физкультуре, и хотите достучаться до других».

Дмитрий Михеев,
журналист и редактор спортивно-образовательного проекта FORMA

Дизайн обложки:
Никита Скотаренко


×