Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

«ОДНО ОГРОМНОЕ ЖЕЛАНИЕ: "ВЫСТОЯТЬ!"»

Русские писатели, ветераны Великой Отечественной войны, юбиляры 2020 года.

Александр Трифонович Твардовский

(1910–1971)


Выдающийся русский поэт,  организатор литературного процесса, общественный деятель. Фронтовой корреспондент Советско-финской и Великой Отечественной войн. Автор легендарной «книги про бойца» «Василий Тёркин», написанной «на краю окопа».


Среди большой войны жестокой,

С чего — ума не приложу,

Мне жалко той судьбы далекой,

Как будто мертвый, одинокий,

Как будто это я лежу,

Примерзший, маленький, убитый

На той войне незнаменитой,

Забытый, маленький, лежу.


Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они - кто старше, кто моложе -

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел я их сберечь,-

Речь не о том, но все же, все же, все же… 


Константин Михайлович  Симонов

(1915-1979)


Поэт, прозаик, публицист, организатор литературного процесса, общественный деятель. Как и А.Т. Твардовский, военный корреспондент Советско-финской и Великой Отечественной войн. В годы ВОВ стихи К. Симонова «Жди меня», «Ты помнишь, Алёша», «Песенка военных корреспондентов» пользовались огромной популярностью. И в дальнейшем военная проблематика оставалась для него приоритетной. 


Неправда, друг не умирает,

Лишь рядом быть перестает.

Он кров с тобой не разделяет,

Из фляги из твоей не пьет.

 

В землянке, занесен метелью,

Застольной не поет с тобой

И рядом, под одной шинелью,

Не спит у печки жестяной.

Михаил Александрович Шолохов

(1905–1984)


Крупнейший прозаик ХХ века, лауреат Нобелевской премии по литературе. В годы Великой Отечественной войны – военный корреспондент. Событиям ВОВ посвятил ряд произведений, в том числе роман «Они сражались за Родину» и повесть «Судьба человека». 


Два осиротевших человека, две песчинки, заброшенные в чужие края военным ураганом невиданной силы… Что-то ждет их впереди? И хотелось бы думать, что этот русский человек, человек несгибаемой воли, выдюжит и около отцовского плеча вырастет тот, который, повзрослев, сможет всё вытерпеть, всё преодолеть на своем пути, если к этому позовет его Родина.

С тяжелой грустью смотрел я им вслед… Может быть, все и обошлось бы благополучно при нашем расставании, но Ванюшка, отойдя несколько шагов и заплетая куцыми ножками, повернулся на ходу ко мне лицом, помахал розовой ручонкой. И вдруг словно мягкая, но когтистая лапа сжала мне сердце, и я поспешно отвернулся. Нет, не только во сне плачут пожилые, поседевшие за годы войны мужчины. Плачут они и наяву. Тут главное — уметь вовремя отвернуться. Тут самое главное — не ранить сердце ребенка, чтобы он не увидел, как бежит по твоей щеке жгучая и скупая мужская слеза… 


Ольга Фёдоровна Берггольц

(1910–1975)


Поэт, лауреат Сталинской премии. Всё время ленинградской блокады находилась в осаждённом городе, работала диктором на радио, ежедневно выходила в эфир. Стала одним из символов блокадного Ленинграда, «блокадной мадонной».


…Прожив декабрь, январь, февраль,

Я повторяю с дрожью счастья:

Мне ничего живым не жаль

 — ни слез, ни радости, ни страсти.


…И даже тем, кто всё хотел бы сгладить

В зеркальной робкой памяти людей,

Не дам забыть, как падал ленинградец

На жёлтый снег пустынных площадей.


Здесь лежат ленинградцы.

Здесь горожане — мужчины, женщины, дети.

Рядом с ними солдаты-красноармейцы.

Всею жизнью своею

Они защищали тебя, Ленинград.

Их имён благородных мы здесь перечислить не сможем,

Так их много под вечной охраной гранита.

Но знай, внимающий этим камням:

Никто не забыт и ничто не забыто.


Фёдор Александрович Абрамов

(1920–1983)


Прозаик, публицист, литературовед, один из основоположников «деревенской» прозы. В 1941 году, будучи студентом Ленинградского университета, добровольно вступил в ополчение, участвовал в боях на Ленинградском фронте, получил тяжёлое ранение, после которого был комиссован. Некоторое время работал школьным учителем в родном селе, где воочию увидел самоотверженный труд и тяжелейшие условия жизни колхозников, в основном женщин, стариков и детей. Колхозной деревне в годы ВОВ посвящён первый роман Ф. Абрамова «Братья и сёстры».


Россия - израненная, окровавленная, в неимоверном напряжении ведущая гигантский бой на своих просторах... Одно огромное желание: "Выстоять!", которым сейчас жила вся страна, захватила его целиком и вытеснило все другие желания.

Вот, говорят, война инстинкты разные пробуждает в человеке. А я смотрю — у нас совсем наоборот. Люди из последнего помогают друг другу. И такая совесть в народе пробудилась — душа у каждого насквозь просвечивает. Ну как бы тебе сказать? Понимаешь, братья и сёстры...

Перед глазами стояли картины живой, реальной действительности, они давили на память, требовали слова о себе. Великий подвиг русской бабы, открывшей в 1941 г. второй фронт, быть может, не менее тяжкий, чем фронт русского мужика, — как я мог забыть об этом!


Юрий Маркович Нагибин

(1920–1994)


Прозаик, кинодраматург, мемуарист. По сценариям Ю. Нагибина сняты такие известные фильмы, как «Председатель», «Бабье царство»,  «Портрет жены художника», «Гардемарины, вперёд»… В годы Великой Отечественной войны – инструктор Политуправления Волховского фронта, военкор газеты «Труд». В своих произведениях часто обращался к военным событиям, судьбам сверстников, чьи молодые годы пришлись на страшную войну.


…Он мчался в своем счастливом неистовстве, этот обломок человека, пилот войны без единого боевого вылета, герой без подвига, храбрец, рожденный для боя, а ставший жалким фантазером, этот счастливец, вновь обретший движение и скорость. Он чувствовал свое ручное управление, как штурвал самолета, и смело вел в небесную синь маленький послушный истребитель. И тут перед ним неизбывным, ненавистным кошмаром давних лет выросла преграда. Вчера ее еще не было, вчера путь был свободен. Он, конечно, видел дорожные знаки, и заграждение, и разобранный мост, и объезд, шофер мог спокойно притормозить, взять вправо на проселок. Но вел машину не шофер, а пилот войны, летчик-истребитель. И этому летчику враждебная сила вновь преградила путь в небо, вновь хотела обрезать крылья, лишить движения, скорости, полета, обратить в пресмыкающееся. Не орудовский красный кирпич — свастика, символ мирового зла, паучилась перед ним. И он пошел на таран. Он еще успел заметить дневным сознанием какого-то человека, затесавшегося между ним и судьбой. Он спас его, прогнал с дороги резким сигналом. Это была последняя дань обыденщине, в которой он погибал столько лет и все же погиб. Остальное творилось в тех горних высях, где человеческий дух становится над смертью. Он раздавил паука, он сокрушил зло, расквитался сполна за мальчика, расстрелянного на взлетной площадке аэродрома, за всех мальчиков, погубленных свастикой.

Владимир Гаврилович Харитонов

(1920–1981)


Поэт, заслуженный деятель искусств РСФСР. Опубликовал семь поэтических сборников. Ярко и плодотворно работал в жанре массовой песни.  В 1941-45 г.г. в действующей армии, участвовал в обороне Сталинграда. На стихи В. Харитонова написана главная военная песня страны «День Победы».

Судьбы никогда не искали иной.

Есть высшее счастье погибнуть в бою,

Отчизну свою заслоняя собой.

Нам жить приказала наверно судьба,

Поскольку за мир не кончалась борьба,

Поскольку на свете немало сирот,

И в сердце у каждого горе живет.

   

Евгений Иванович Носов

(1925–2002)  


Прозаик, продолжатель традиций классического реализма. В действующей армии с 1943 года, участник операции «Багратион» и освобождения Польши. Во многих произведениях  обращался к военной проблематике: «Усвятские шлемоносцы», «Красное вино победы» и др.

...Я все еще не мог привыкнуть к моему новому состоянию, к тому, что в меня тоже вонзилось железо, что-то там разворотило, перебило, нарушило, и что я мог быть убит этими слепыми и равнодушными кусками металла, сваренного в крупповских печах, может быть, еще в то время, когда я бегал в коротких штанишках и отдавал свои медяки в школьную кассу МОПРа. Неотвратимая, исподволь обусловленная связь обстоятельств… От ран моих попахивало собственным тленным духом, и это жестоко и неумолимо убеждало меня в моей обыкновенности, серийности, в том, что я тоже смертен, хотя понять и допустить собственную смерть я по-прежнему отказывался. Сам факт моего ранения я пытался приспособить к моей наивной теории бессмертия: ведь я только ранен, а не убит! А раны — это всего лишь испытание… Мне шел тогда двадцать первый, и я, вернее не я, а что-то помимо меня, тот неуправляемый эгоцентризм, столь необходимый всему живому в пору расцвета, не допускал понимания, что я тоже могу превратиться в нечто непостижимое…

Евгений Михайлович Винокуров

(1925–1993)  


Поэт, издатель, педагог. Критиками и исследователями часто рассматривается как продолжатель традиций философской лирики Е.А. Баратынского. В действующей армии с 1943 года, участвовал в боях на Карпатах и в Силезии. На стихи Е. Винокурова написана известная военная песня «Москвичи».

Прошла война. Рассказы инвалидов

Ещё полны войны, войны, войны…

Казалось мне тогда: в мир не Евклидов —

В мир странный были мы занесены.

 

Я думал, жизнь проста и слишком долог

Мой век. А жизнь — кратка и не проста.

И я пошёл в себя. Как археолог,

Я докопался до того пласта…

 

Я не желаю ничего иного.

Сам заплачу. Награды большей нет!..

Внутри меня вдруг появилось слово

И требует рождения на свет.



Константин Яковлевич Ваншенкин

(1925–2012)


Поэт, прозаик, мемуарист. Многие стихи К. Ваншенкина стали известными песнями («Я люблю тебя, жизнь», «Алёша», «Вальс расставания», «За окошком света мало»…). В действующей армии с 1942 года, участвовал в освобождении Венгрии, чему посвятил свои первые стихотворения.

Не наша, не наша вина,

Что мы разлучились до срока.

По юности нашей война

Гремя прокатилась жестоко.


…Ребят позабыть не смогу.

На утро девятого мая

Веселье на каждом шагу

Салюты гремят не смолкая.

Мир тонет в цветах и в пыли,

Мир счастлив, что пламень и ярок.

Все вынесли мы и прошли

И все это было недаром!


Сквозь время везде и всегда

Мучительно помним про это:

Пришла в сорок первом беда

И лишь в сорок пятом победа!


Материал подготовили:

И.В. Калус     —     доктор филологических наук, профессор кафедры литературы, член Союза писателей России;

С.А. Степанов  — кандидат культурологии, заместитель декана факультета МАИС по научной работе;

Илья Волнов —    лаборант кафедры литературы, студент 2 курса, направления «Литературное творчество».


×